В самый разгар папоротниковой лихорадки даже самые взыскательные викторианские леди забросили свои чаепития и занялись охотой за папоротниками.

Вскоре они стали организовывать однодневные походы в лес с корзинами для пикника и призами для тех, кто найдёт самый редкий экземпляр.

В конце концов, в то время ботаника была одним из немногих доступных для женщин способов развлечься и получить незабываемые впечатления от приключений.

Викторианские дамы могли принимать участие в папоротниковой охоте без сопровождения компаньонок, поскольку это считалось совершенно нормальным (с точки зрения морали) и полезным видом деятельности.

Но, как уверяют историки нравов, молодежь любила эти вечеринки за романтическую возможность встретиться в неформальной обстановке!

Поскольку папоротниковая охота была популярна среди обоих полов, то совместные поездки в лес нередко приводили к возникновению романтических отношений между ботаниками-любителями. Некоторые из этих романов заканчивались браками. Когда калифорнийские ботаники Джон Джилл Леммон и Сара Пламмер поженились, они решили провести свой медовый месяц в горах Санта-Каталина в поисках редких видов папоротника. Вот так одна страсть перетекла в другую!

Энтузиазм по поводу коллекционирования папоротников длился около 50 лет, затронув не одно поколение британцев, а потом пошёл на убыль. Похоже, для этого не было особой причины, однако это совпало со смертью королевы Виктории.

Постепенно папоротниковые фермы и флорариумы пришли в упадок и задичали.

Это повальное увлечение оказало огромное влияние на растительность Британских островов - некоторые дикие популяции до сих пор не восстановлены.
Был едва не уничтожен такой редкий вид папоротника, как Trichomanes speciosum.

Однако стоит отметить, что птеридомания также помогла создать новые виды растения.

В конечном итоге папоротники были вытеснены орхидеями. Однако этим прекрасным цветам никогда не удалось достичь того влияния, которым некогда обладал скромный с виду и никогда не цветущий папоротник.

В моей сегодняшней композиции отражены и британская страсть, и глубинная славянская символичность: «Папоротник» Брюсова - это, безусловно, шедевр!


Предвечерний час объемлет
Окружающий орешник.
Чутко папоротник дремлет,
Где-то крикнул пересмешник.
В этих листьях слишком внешних,
В их точеном очертаньи,
Что-то есть миров нездешних…
Стал я в странном содроганьи,
И на миг в глубинах духа
(Там, где ужас многоликий)
Проскользнул безвольно, глухо
Трепет жизни жалкой, дикой.
Словно вдруг стволами к тучам
Вырос папоротник мощный.
Я бегу по мшистым кучам…
Бор не тронут, час полнощный.
Страшны люди, страшны звери,
Скалят пасти, копья точат.
Все виденья всех поверий
По кустам кругом хохочут.
В сердце ужас многоликий…
Как он жив в глубинах духа?
Облик жизни жалкой, дикой
Закивал мне, как старуха.
Предвечерний час объемлет
Окружающий орешник.
Небо древним тайнам внемлет,
Где-то крикнул пересмешник.



Спрос
Чтобы утолить познавательный интерес англичан к папоротникам, выпускалось множество атласов...
Сиреневое настроение
В этот вечер парижский, взволнованно-синий, чтобы встречи дождаться и время убить......
Оставить комментарий
Примечание: HTML не публикуется!
You might also like

Одержимость

Во второй половине XIX века, во времена правления в Англии королевы Виктории, её подданными овладела невероятная страсть...
Irina Shavrina Четверг 02 декабря, 2021
просмотров: 13 читать далее ⟶